Газеты
2016-й год – 480-летие основания крепости Заволочье

Ржева Пустая (Заволочье) и пусторжевские помещики в Смутное время

18 августа 2016
Ржева Пустая (Заволочье) и пусторжевские помещики в Смутное время

Пусторжевские помещики на службе новому царю Михаилу Романову в завершающий период Смутного времени (1613–1618 годы)

(Окончание.

Начало в №№ 51, 59, 61)

22 октября 1614 г. пусторжевский помещик Андрей Алексеевич Юшков и лучанин Богдан Креницын повезли деньги «на Невль невельским пушкарем и воротником и кузнецом и плотником 43 человеком на жалованья и на хлеб».

Через три с половиной месяца 6 февраля 1615 г. этот же пусторжевец Андрей Юшков снова повез деньги на Невель. Эти деньги предназначались для раненых казаков станицы Богдана Порываева, которые отличились в боях с литовцами и были «ранены на вылазках в приход под Невль Литовских людей в нынешнем 123-м году». Казаки получили 100 рублей: «…на зелье и на лечбу 100 р. послано».

Основная масса пусторжевских помещиков, получавших в 1614–1618 гг. жалование в московских четвертях, была подведомствена Устюжской, Галицкой и Владимирской четвертям. Все эти четверти были центральными московскими финансовыми органами, туда поступали налоги из разных регионов страны, а из этих четвертей выдавалось жалование высшим разрядам служилых людей, так называемым четвертчикам.

О многих четвертчиках Устюжской чети известно благодаря сохранившейся почти полностью Расходной книге этой четверти 7127 года. Не беда, что начало данной книги утрачено. В этой утраченной части указаны четвертчики с очень большими окладами. Такие оклады (свыше 230 рублей) помещикам Ржевы Пустой даже не снились. Хуже другое. В этой книге приведены сведения лишь за 1618 год, здесь указаны служилые люди, жившие в то время, в последний год Смутного времени, и лишь изредка имеется запись о смерти того или иного четвертчика в предыдущем году. Поэтому здесь мы не найдем информацию о помещиках, четвертчиках Устюжской чети, погибших, например, в 1613–1616 гг. А ведь эти годы нас интересуют больше всего. Учтем также, что все эти оклады указаны по состоянию на 1618 г. В 1613–1614 гг., когда данные помещики перешли на службу Михаилу Романову, их оклады были значительно меньше. Потом, естественно, последовали придачи за службу. Этот итоговый оклад к концу Смуты указан в данном источнике. Редко удается выяснить, когда именно и за какие конкретно заслуги данное лицо получило придачу к денежному окладу.

Пусторжевец Иван Иванович Чихачев (воевода Опочки) имел оклад 40 рублей. В Устюжской чети получал также жалование пусторжевец Василий Яковлевич Бобров – это воевода Себежа в 1614 г. Его оклад составлял 35 рублей. Пусторжевец Григорий Замятнин Бухвостов имел оклад 28 руб.

Что касается других пусторжевских помещиков, то кроме упомянутых ранее Ивана Чихачева, Василия Боброва и Григория Бухвостова в Расходной книге Устюжской чети записаны всего 9 помещиков-пусторжевцев с окладами от 26 до 8 рублей. Это Богдан Перфильев Бороздин (26 руб.), Петр Федорович Лихарев (23), Федор Юрьевич Неелов (22), Лука Поярков Головин (19), Федор Васильевич Огарев (17), Василий Иванович Бухвостов (15), Тимофеев Иванович Дубровский (12), Филимон Монастырев (10), Степан Клочков (8 руб.).

Что касается четвертчиков Галицкой чети, то источники об этих людях довольно скудные. Сохранился отрывок Кормленой книги данной четверти. Пллюсом данного источника является то, что здесь указаны служилые люди, получавшие жалование, начиная с 1613 и вплоть до 1617 г., т. е. за интересующий нас период.

Однако большим минусом данного отрывка Кормленой книги, как источника Смутного времени, следует считать то, что в ней указаны служилые люди с минимальными окладами (от 13 до 5 рублей). А ведь большинство помещиков северо-западных регионов (псковичей, новгородцев, лучан, пусторжевцев, невлян) имели оклады в пределах 14–30 рублей. Эти люди записаны в утраченной части данной книги, восстановить их имена намного сложнее.

Еще в конце 1613 г. перешедший на сторону Москвы воевода Невеля Григорий Валуев после присяги всех жителей Михаилу Романову отправил в Москву невельский список служилых людей, которые в то время находились в Невеле, с указанием прежнего оклада каждого из этих служилых людей по отечеству, будь то лучанин, пусторжевец или невлянин. В этом же списке уточнялось, откуда ранее (в том числе до Смуты) получал жалование тот или иной человек, и в каком размере. После московского разорения в столице практически не осталось документов прежних времен, и дьякам приходилось либо прибегать к индивидуальным сыскам по конкретному человеку, либо верить спискам, которые присылали воеводы из городов. Сведения были нужны дьякам каждой из четвертей, чтобы московское правительство могло отправлять ежегодно жалование этим служилым людям.

В Кормленой книге Галицкой чети записано в качестве четвертчиков 10 пусторжевцев.

Довольно большой для провинциального помещика оклад в Галицкой чети имел пусторжевец Афанасий Григорьевич Бурцев. Из другого истоочника известно, что в первые годы царствования Михаила Романова ему был установлен прежний оклад 1610 г. в размере 23 рублей.

Среди пусторжевских помещиков в Кормленой книге указаны Петр Петрович Горяинов, Степан Иванович Меньшой Елагин, Семой Алексеевич Юшков, Иван Алексеевич Лихачев. У всех этих служилых людей старый денежный оклад в 11 рублей был еще при царе Василии Шуйском и после этого до конца Смуты не менялся. Об их новых пожалованиях за службу сведений нет, по-видимому, они ничем особенным не отличились по службе.

Иван Данилович Моклок (Моклоков?) также был пусторжевским помещиком. В октябре 1615 г. он снова стал получать жалование из Галицкой чети в размере 6 рублей за «осташевскую и рамышевскую службу». Иван Моклок участвовал в отряде Андрея Федоровича Палицына в сражениях под Старой Руссой. Это так называемое Рамышевское осадное сидение, завершившееся в феврале 1614 г. победой москвичей и поражением шведского войска. Также Иван Моклок участвовал в боях под Осташковом, когда 22 ноября 1614 г. Андрей Палицын нанес поражение литовским людям.

Еще четыре пусторжевских помещика отличились в обороне Пскова от шведов летом – осенью 1616 г. Это Григорий Богданович Назимов, Тихомир Лукич Шетилов, Микита Иванович Селин, Степан Леонтьевич Бухвостов. Они получили жалование из Галицкой чети в размере 6–7 рублей лишь в июле 1617 г.

В первые годы царствования Михаила Романова все прямые и косвенные налоги из Невеля и Ржевы Пустой поступали во Владимирскую четверть. Точные сведения об этом имеются за 1613/1614 г. Некоторые служилые люди из Невеля и Ржевы Пустой имели в данной четверти довольно большие оклады (по 25–30 рублей и более). Четвертчиками этой Владимирской чети был пусторжевец Макар Васильевич Молвянинов (в ноябре 1613 г. ему за службу и за раны добавлено 4 рубля к прежнему окладу в 25 рублей). Еще один пусторжевец Михаил Прокопьев Пушечников имел самый большой в то время денежный оклад (в мае 1614 г. ему было прибавлено к прежнему окладу в 30 рублей еще 4 рубля по государеву указу).

Известны пусторжевцы Иван и Воин Сумароковы, которым позднее, в июне 1615 г. вновь были утверждены старые оклады по 18 рублей, а также даны придачи к окладам в размере 4 рубля (Ивану) и 3 рубля (Воину).

Василий Иванович Коптев еще 17 апреля 1613 г. (!) был восстановлен в результате дворянского сыска в четвертчиках Владимирской чети с окладом в размере 15 рублей. В это время царь Михаил находился по пути из Ярославля в Москву, а вся власть в столице принадлежала Боярской думе, Тогда же Василию Коптеву было прибавлено по боярскому приговору еще 4 рубля. Все это свидетельствует о том, что Василий Коптев еще в 1612–1613 гг. принимал участие в освободительном движении против поляков в центре страны.

Некоторые Коптевы в начале 1613 г. сражались в Торопце против поляков Гонсевского. Ефим и Тимофей Александровичи Коптевы «сидели в Торопце в осаде от масленницы до Троицына дня» вместе с луцкими помещиками. Коптевы были и невельскими помещиками (Яков Никитич Коптев).

Но вернемся к нашему Василию Ивановичу Коптеву. 23 марта 1614 г. этому Василию Коптеву в Москве было придано еще 3 рубля к прежнему окладу «за Невельскую службу» (теперь он стал получать 22 рубля). Судя по награждению, эта «Невельская служба» связана с событиями под Невелем конца 1613 – начала 1614 г. Василий Коптев вполне мог сыграть определенную роль в переходе Невеля летом – осенью 1613 г. на сторону Михаила Романова, как посланник нового московского правительства в этот город, где вместе с Григорием Валуевым служили многие луцкие помещики и пусторжевцы Коптевы.

Еще один источник о службе служилых людей Михаилу Романову в завершающие годы Смуты – это Кормленая книга Костромской чети, опубликованная А. Н. Зерцаловым еще в 1894 г. К сожалению, данный источник в полном объеме тоже не сохранился. В сохранившейся части Кормленой книги мы находим сведения о 1389 лицах из среднего русского дворянства, служивших по 80 различным городам. Среди них – 34 псковских помещиков, 26 новгородцев (в том числе – 23 помещика Шелонской пятины). Пусторжевских помещиков в сохранившейся части данной кормленой книги нет.

Ржева Пустая разделила в последние годы Смуты судьбу Великих Лук. То ли Ржева Пустая подверлась нападению польских отрядов в 1614 г., то ли псковские воеводы по указанию из Москвы приняли решение о невозможности далее оборонять имеющимися силами эту крепость, но факт остается фактом. С этого времени пусторжевские помещики находятся в составе гарнизонов Невеля и Пскова, а в Ржеву Пустую воеводы больше не назначаются и о ней в Разрядах не упоминается. В 1615/1616 г. в Пскове было 40 пусторжевцев, а в Невеле – 17, в 1616/1617 г. – 58 и 20, в 1617/1618 г. – 58 и 22. После заключения Деулинского перемирия и передачи Невеля польской стороне пусторжевские помещики (около 20 человек) из Невеля вместе с невлянами и лучанами были переведены в Великие Луки. Эта крепость в 1619 г. вновь была восстановлена. Основная масса пусторжевских помещиков все эти годы продолжала нести службу в Пскове. В 1625 г. там находилось уже 80 пусторжевских помещиков. Что касается самой Ржевы Пустой (Заволочья), то эта крепость упоминается лишь один раз после длительного перерыва в разрядной записи за 1623/1624 г. Здесь же указан воевода Заволочья Богдан Васильевич Назимов.

В дальнейшем Ржева Пустая более 20 лет не упоминается в источниках, по-видимому, попытки восстановления этой крепости вплоть до 1640-х годов не увенчались успехом.

Яков Николаевич

Рабинович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России и археологии Института истории международных отношений Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, г. Энгельс, Саратовская область

Мы идём по городу
13 июня 2019
Пятого июня в парке с детьми из лагеря отдыха и оздоровления, организованного при центре образования, прошла игровая программа посвящённая правилам дорожного движения «Мы идём по городу». Светлана Мандарева
Новости с планёрки
26 апреля 2019
В администрации района
Она прожила счастливую жизнь
13 июня 2019
Надежда Ивановна рано познала, что такое тяжелый труд. Научилась всему и землю пахать, и хлеб жать, и коров доить. Работа дояркой стала для нее основной профессией на долгие годы.
Родину любить - Родине служить!
11 апреля 2019
Служба в армии
О капитальном ремонте крыши
26 апреля 2019
В администрации района
Поход к боевым высотам
11 апреля 2019
К 75-летию освобождения района