Газеты
Новости Себежского края

Люди, помните!

9 мая 2018
73 года отделяет нас от того времени, как отгремели последние военные залпы и Знамя Победы гордо взвилось над поверженным рейхстагом. Все меньше и меньше становится живых очевидцев, непосредственных участников ожесточенных боев, проходивших в годы войны. Но нельзя допустить, чтобы героические события тех лет, за которыми кроются человеческие жизни, остались где-то за пределами памяти. Это наша история. Такое забывать нельзя. Вот и работникам Себежского краеведческого музея в руки попал редчайший экспонат. Это письмо 1941 года, пожелтевшее от времени.

Молодая женщина с грудным ребенком на руках, жена заместителя начальника 17 заставы 83 пограничного отряда Быстрова Николая Петровича была отправлена, как всем казалось, в глубокий тыл. К сожалению, музейные работники нашли только самое начало письма, которое и приводим полностью:

«Маленькому Петеньке исполнилось десять дней. Он народился во время отсутствия отца. Начальник пограничной заставы, политрук Быстров Н.П. находился на пункте, проводил военную, учебную мобилизацию. Его замещал политрук заставы и жизнь на заставе протекала обычным путем.

Мне казалось, что за десять дней, мой маленький Петька стал уже большой. Понимал мой разговор. И вместе со мной ждал быстрейшего возвращения отца. 

Мы вместе ждали той неописанной радости, когда вернется отец и увидит так давно жданного сына. Ждали того момента, когда отец, увидев сына, скажет первые слова: «Петька, сын, ты наша радость и счастье в жизни. Мы имя тебе давно приготовили, в честь наших отцов». И крепко обнимет нас обоих. 

Последняя ночь была неспокойной, долго не спали мы. Раздавался ужасный грохот, шум. В комнату вбежал политрук заставы. Казалось что- то ужасное, на нем не было лица и он молчал. Я поняла, что он хочет сказать мне что- то страшное. Вскочив с постели я закричала: «Что, случилось что- либо с начальником заставы?»

«Нет», – сказал политрук: «Начальник заставы жив, через десять минут он будет на заставе. Но действительность ужасная. Война… Немецкие танки и машины внезапно ринулись на нашу землю и по дорогам уже далеко продвинулись. Женщины сейчас же должны покинуть заставу, готовьтесь».

Я осталась стоять неподвижно и не знаю сколько бы простояла так, но в комнату вбежал пограничник, бросив мне в руки спортивный костюм, крикнул: «Одевайся». Быстро завернув Петьку в белый платок, прижал к себе и мы выбежали на улицу. Во дворе уже стояли две женщины: жена политрука и жена старшины с семимесячным сыном. Здесь я увидела начальника заставы. Он давал приказания солдатам. Лицо его казалось совершенно спокойным. Подойдя к женщинам, он прочитал Приказ командования для женщин на пограничных рубежах. Сердце сжалось, хотелось плакать. Но никто не плакал. Приказ есть приказ. 

И вот когда мы садились в машину, отец обнял нас обоих и, взяв на руки сына, сказал: «Расти, сын! Будь умным, здоровым. Я вернусь, ты будешь сам ходить». Это были его первые слова, вместо тех, которые мы ожидали 10 дней. 

Мы покинули погран. заставу. В м. Слободка нас поместили в католический костел. Здесь были семьи пограничников, которые вывозили из погран. застав, комендатур и штаба. Мы получили: эвакуационное удостоверение, деньги в счет зарплаты, пищу необходимую и обращение ко всем войскам оказывать нам помощь на продвижение в тыл. Погрузились на машины. Нас везли в тыл. 

Немецкая армия, пользуясь внезапным нападением, вооруженная до зубов, с неслыханной быстротой, по всем дорогам рвалась вперед, разрушая и стирая с земли наши города и села. 

В одной из деревень машины остановились. По приказу командования наши машины вернулись к фронту с войсками. Дальше мы передвигались на попутных машинах.

Дорога на Полоцк была забита беженцами. Повсюду слышались плач и стоны. Кричали женщины, растерявшие детей, плакали дети. Машины шли одна за другой, плотно набитые людьми (беженцами), создавая бесконечную колонну. Люди цеплялись, влезали на машины и никто не спрашивал куда идут машины, лишь бы ехать в сторону тыла.

Вражеские самолеты атаковали колонну машин с мирными беженцами, забросали бомбами и обстреляли с пулеметов…

Много машин вышли из строя. На дороге валялись груды обломков и человеческих трупов, женщин и детей, перемешанных с землей. Стонали раненые. Меня сильно ударило в грудь, подняло в воздух и бросило в сторону…От Петенькиного крика я пришла в сознание. Мне трудно было дышать, болела грудь. У меня на спине простынью был привязан Петька, для того, чтобы руками я могла за что-либо держаться на машине я его привязала на спину. У Петьки была поломана ручонка. Все что мы имели при себе в небольшом узелочке, здесь потеряли. 

Уцелевшие машины весь день простояли в лесу, только с наступлением темноты тронулись в путь. Я успела залезть на машину. Мы ехали всю ночь. На утро нас сбросили в лесу. На машинах уехали солдаты ликвидировать немецкий десант, сброшенный в лесу около г. Невель. Оказалось, что в эту ночь нас завезли в сторону от железной дороги к г. Невель. Пришлось ожидать возвращения машин и только на вторые сутки попали на ст. В. Луки.

Петька уже не плакал, а только стонал и тянул грудь, из которой шло не молоко, а кровь. Я несколько суток ничего не ела.

На ст. Великие Луки был порядок. Несмотря на то, что станция была переполнена беженцами. 

Я поместилась в зале для военнослужащих. Меня встретили с лаской, теплотой и сожалением: накормили, починили туфли и дали новые портянки завернуть Петьку.

Наутро попросив старушку присмотреть за Петькой, я обратилась к коменданту станции, чтобы быстрее мне попасть на поезд в тыл. Но вот, когда солдат сопровождал меня, чтобы посадить в поезд, на вокзале не оказалось ни старой беженки, ни моего Петьки.

Я бегала, кричала и плакала, искала Петьку по всему вокзалу. Но удалось мне узнать от некоторых беженцев, что слышали крик женщины: «Подкинули, подкинули ребенка». Я искала по всем пунктам медицинской помощи, по всем отделениям милиции, по всем детским учреждениям. Маленькие, голенькие дети все были похожи на моего Петьку. Узнать Петьку я могла только по своему белому шелковому платку. Я не хотела думать, что Петьку уже могли развернуть и платок выбросить.

В отделении милиции я нашла Петьку, его только что принесли. Женщина положила его на крыльцо одного большого дома на окраине города. От радости я не шла, а бежала и решила больше не ждать пассажирского поезда, а уехать первым же товарным поездом. Я обошла станцию, очутилась между товарными поездами, залезла в вагон и села за ящики. Петька молчал.

Скоро кто-то закрыл вагон, что- то щелкнуло и немного покатилось по станции, поезд тронулся. Мы ехали. От радости у меня кружилась голова, о пище я не думала, только бы уехать, дальше в тыл. Скорее работать, дать пользу Родине своим трудом, а может быть определить Петьку в дом ребенка и идти на фронт. Радость моя скоро оборвалась, поезд затормозил, остановился и я услышала: «Конечная, /Заворуйка, разгружай».

На этом повествование заканчивается. Сколько испытаний еще выпало на долю Быстровой Настасьи Петровны, нам пока выяснить не удалось. Однако, вот что мы нашли по информации из ОБД Мемориал о ее муже:

Быстров Николай Петрович политрук, (начальник) 17 заставы 83 ПО. Пропал без вести между 22.06.1941 и 1942. РГВА ф.32880 оп.1 д.265. Жена Быстрова Анастасья Петровна, сын Петр 12.06.1941 г.р.

Западный фронт Охрана тыла 83 ПО 17 застава, пропал б/в не позднее 31.07.1941. Место выбытия Украинская ССР, Одесская обл., Кодымский р-н, п.г.т. Слободка, около. РГВА ф.38650 оп.1 д.857.

Не совсем понятно, почему беженцы двигались из Одесской области в Полоцк, а не, например, в Ростов. Письмо получено из г. Екабпилс в 1965 г. 

По материалам архива Себежского краеведческого музея

Человек труда
18 июля 2018
Сегодня героиня нашего рассказа – наша землячка, коренная себежанка, Любовь Наумовна Черемухина.
«Человек, которым я восхищаюсь»
18 июля 2018
Мир изобилует великими людьми. Разве каждая деревня, каждый город, каждый край не имеет своего великого человека? К. Боуви
Герои не умирают
18 июля 2018
17 июля себежане будут отмечать очередную годовщину изгнания с нашей земли немецко-фашистских захватчиков. Да, уже 74 года мы радуемся свободе, независимости и миру! Но что мы знаем о них – командирах соединений, офицерах и простых солдатах, освобождавших наш город?
Панацея от черствосердечия
18 июля 2018
Сейчас бы поговорить о таких актуальных событиях, как Чемпионат мира по футболу – 2018, новых реформах, приближающихся праздничных мероприятиях в районе да отчетах о проделанных в связи с ними работ. Что-то неминуемо наступит, а что-то канет в лета эфемерным днем. Но есть то, что навсегда (хотелось бы надеяться) останется монументальным и безапелляционно важным – мораль и воспитание.
Именины Храма Тихвинской иконы Божией Матери в Идрице
18 июля 2018
9 июля Церковь празднует память явления Тихвинской иконы Божией Матери, в честь которой освящён верхний Храм в посёлке Идрица.
Областные вести
18 июля 2018
Подготовка муниципальных образований Псковской области к отопительному сезону идет в плановом режиме. Об этом заявил председатель Государственного комитета Псковской области по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Андрей Агапов на совещании с главами районов и городских округов под председательством врио губернатора Михаила Ведерникова. Заседание состоялось 13 июля в Пскове на площадке Сбербанка.